Впервые в храме


Впервые в храме

Какое это умилительное зрелище – мама с папой ведут свое дитя в храм. Наклоняются по очереди и шепчут на ухо малышу: «Стой смирно, Господь на тебя смотрит». И он вдруг весь собирается, как пружинка, забывает о своих шалостях. Родители приподнимают его (сам ведь еще мал), и он прикладывается к святыням, благоговейно крестясь. И «Отче Наш» он знает,  и радостно ему повторять слова молитвы вместе со всеми.

Сложнее всего человеку, который впервые переступил порог церкви в сознательном возрасте, будучи приглашенным на крестины или венчание. Его не водили в детстве на Причастие, он никогда не стоял на службе, не ставил свечи за здравие близких, не прикладывался к святыням. Он, уже будучи взрослым, принял решение сам, почувствовал потребность в церковной молитве. И вот он переступает порог храма, в волнении забыв перекреститься и поклониться, он делает шаг в неизвестный для него мир и окунается в таинственную атмосферу первой в его жизни Литургии. Неуверенность и смятение чувств овладевают им. Кажется, что в храме каждый выполняет какую-то тайно определенную ему роль, а новичок стоит не у дел, оглядывается по сторонам, повторяет чужие движения, испытывая огромный дискомфорт. И все, о чем он может теперь думать: «Как бы незаметно уйти со сцены, не сломав композицию». Многие были такими новичками. Я была таким новичком. С одной лишь разницей – я была не одна.

- Я сегодня в церковь иду. Хочешь со мной? – спросила меня соседка по комнате. Мы прожили вместе 2 года, а я даже не знала, что она посещает храм, хотя среди учебников пару раз замечала «Молитвослов».

- У меня нет юбки.

- Ничего, я дам тебе свою.

- И косынки.

- Возьмем в храме.

Я согласилась. Церковь была недалеко от нашего общежития. В теплое время года, когда окна были открытыми, можно было услышать звон колоколов. Так как мне предстояла моя первая служба, я попросила провести для меня инструктаж. Ожидая услышать длинный список того, что можно и что нельзя, приготовилась запоминать информацию.

- Делай то же, что и я, но если что-то делать не захочешь, то не делай, – сказала моя подруга, и мы вошли в храм.

Светлый и просторный, внутри он оказался больше, чем снаружи. Высокие закругленные своды и купол со звездами, как летнее небо. Узкие цветные витражи превращали солнечные лучи в радугу. Люди тихо обходили иконы, выставленные по периметру. Пока я, застыв на месте, рассматривала росписи и цветочные букеты, моя подруга подошла ко мне со свечами в руках.

- Я обычно ставлю свечки Николаю Чудотворцу и Богородице. Если хочешь, покажу, куда ставить за  здравие и за упокой, – сказала она.

- Я как ты.

Служба показалась очень долгой. Я переминалась с ноги на ногу, мысленно ругая неудобную обувь, глазела по сторонам и поглядывала на часы.

- Присядь, если устала, – шепнула мне подруга и кивнула на лавку, где располагались старушки, беременная женщина и несколько малышей.

Сама того не желая, она здорово меня пристыдила. Я глубоко вдохнула, распрямила плечи и простояла как вкопанная до конца службы, пытаясь сосредоточиться на пении хора и словах священника. В последнем я, по правде сказать, не особо преуспела, но вот проповедь запомнилась мне хорошо. Батюшка говорил о Корнилии сотнике и о том, что, как и он, многие из нас сегодня веруют в Бога так, как они сами это понимают. Кто-то приходит в церковь ставить свечки за здравие, кто-то даже «Отче Наш» читает время от времени, милостыню подает, соседям помогает – является, в сущности, хорошим человеком и уверен, что Господь «оценит» это. Однако Всевышний другого ждет от нас. Это не значит, что надо перестать помогать соседям и подавать милостыню, но значит, что нужно всеми делами своими и всеми мыслями стараться приблизиться к Богу, делать все во Славу Его. А в полной мере это возможно лишь в лоне Церкви, лишь через таинства Крещения, Исповеди, Причастия. «Вы говорите, что верите в Бога по-своему, в душе, но это значит, что вера ваша скудна и безрадостна», – эти слова останутся со мной на всю жизнь. Какое множество людей, верящих «по-своему», встречу я в последующие годы. Каждому из них хочется сказать: «Вера ваша скудна и безрадостна».

Та первая служба во многом определила мою дальнейшую жизнь. Интересно иногда размышлять, каких друзей и единомышленников я приобрела благодаря храму, чем была бы сейчас наполнена моя жизнь, не будь в ней их и прекрасных событий, ими принесенных. И что, если бы на моей первой службе не было рядом человека, который сказал бы: «Делай то же, что и я, но если что-то делать не захочешь, то не делай».

Много позже, стоя на службе в маленькой церквушке, куда я обычно заходила после работы, довелось стать свидетельницей неприятной сцены. Вошли две молодые девушки лет по 17-18. Заметно было, что они нечастые гостьи в храме: неуверенно ступая, прижимаясь к стене, они все оглядывались по сторонам, как бы ища поддержки у присутствующих. Обе взяли в лавке по свече и подошли к подсвечнику. Одна из них поднесла свою свечу к лампадке, чтобы зажечь, и тут на весь храм раздался звонкий хлопок – женщина, стоявшая рядом, ударила девушку по руке, сказав при этом громким шепотом: «Куда? От свечек зажигай!» Сложно представить, что в этот момент творилось в душе у обеих девчонок. Уверена, что по крайней мере «свечная преступница» будет помнить об этом еще очень долго. Я уж точно этого не забуду. Стоит ли сказать, что девушки не достояли до конца службы, ушли уже через несколько минут. Как же стыдно стало за наших православных тетушек, которые первыми спешат обличить незнание и неумение вместо того, чтобы втайне помочь и направить.

В связи с этим в памяти всплыла одна очень необычная проповедь Владыки Антония Сурожского. Однажды он сказал прихожанам следующее: «Вчера вечером на службу пришла женщина с ребёнком. Она была в брюках и без платка. Кто-то из вас сделал ей замечание. Она ушла. Я не знаю, кто ей сделал замечание, но я приказываю этому человеку до конца своих дней молиться о ней и об этом ребёнке, чтобы Господь их спас. Потому что из-за вас она может больше никогда не прийти в храм». Как точно этими словами определена наша ответственность за ближних. Ведь каждое слово, сказанное сгоряча или по гордыне нашей, может отвести человека от Господа.

Нередко новообращенные, особенно если в своем обращении они одиноки, наражаются на грубость и претыкания в храмах. Их одергивают, стыдят, в общем, дают понять, что не знать какие-то церковные нормы и правила – дело недостойное для православного христианина. Известны ли этим «одергивателям» и «претыкателям» слова: «не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?» (1Ин. 4, 20)

 

Галина Никитина


Поиск по сайту
Видеоканал
Миссионерское Обозрение
Газета
Читаемые
«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Официальный сайт Русской Православной Церквиправославный информационный интернет-порталОфициальный сайт Украинской Православной ЦерквиОдесская СеминарияСайт Одесской Епархииalt Православный порталМолодежный Отдел Одесской Епархии